ВСЕ БЕДЫ - ОТ НЕДОСТАТКА ИНФОРМАЦИИ

Кто вы, мистер Икс?

01.04.2021 04:47

Интервью с нашим переводчиком Геворгом де Пуоло


Не хотелось бы начинать с банального «по многочисленным просьбам…», но, учитывая, что наши читатели именно просят (если не сказать – требуют) и просьбы эти действительно многочисленные, придётся поступиться оригинальностью. Итак, по многочисленным просьбам мы сегодня приоткроем тайну личности нашего
незаменимого переводчика, чьи материалы наполняют наш сайт с момента его основания. Так кто же он, загадочный мистер Икс? Или миссис?

Нет, всё-таки, Икс будет точнее. Как минимум, потому что он мужчина. Мужчина в самом расцвете творческих сил, как, мы уверены, охарактеризовал бы его известный всем персонаж Астрид Линдгрен.

Нам удалось встретиться в замечательном загородном доме нашего
собеседника, от крепких бревенчатых стен, которого веет надёжностью и спокойствием. Возможно, в этом и заключается секрет невероятной работоспособности мистера Икса? А может, причина - уютный кабинет или веранда с плетёными креслом и столиком, выходящая своей застеклённой стороной прямо на берег небольшого озерца, за которым высится плотная стена елового леса?

Лучше спросим у него самого.


Позволите обращаться к вам по имени - Геворг?

Ну конечно (усмехается) – это же моё имя!

То есть, это не писательский псевдоним?

Нет. Геворгом меня назвал отец – это моё настоящее имя.

А фамилия? Согласитесь, довольно редкая в наших краях – «де Пуоло».

С фамилией, действительно, несколько сложнее… Вот её можно было бы назвать псевдонимом, но только наполовину. На самом деле эту фамилию носила моя мать - Марина де Пуоло. Так что, на 50 процентов я имею полное право называть её своей (улыбается). Фамилия отца, и, соответственно, моя родовая фамилия – Хабетюнян. Он армянин, но всю свою жизнь провёл в Греции.

Получается, вы родились в Греции?

О, нет! Тут опять всё несколько сложнее. Я родился в Италии. Отец и мать должны были отправиться туда вместе, но отец в этот момент был уже арестован.

Арестован?

Именно. Начать нужно с того, что в Греции работал мой дед – торговым представителем СССР. Весной 1941 года, он стал одним из лидеров антифашистского сопротивления. Тогда же у него родился сын – Хораман, мой отец. Понятно, что отец с детства воспитывался на социалистических идеях, и в 1967 году оказался слишком «красным» для тогдашнего «чёрного» режима…

Вы про «чёрных полковников», я правильно понимаю?

Да, конечно. Про хунту. Сам он покинуть страну не успел, но сделал всё, чтобы это удалось его молодой беременной жене. Он организовал её переправку в Италию, поэтому, можете считать меня немного итальянцем (смеётся).

Почему в Италию, а не, например, в Советский Союз?

Причиной была моя мать – она вообще-то француженка, дочь довольно успешного бизнесмена – владельца рыболовецкой флотилии. Само её имя – оно совсем не французское, к слову сказать. Это название небольшой приморской деревушки близ Сорренто, первого зарубежного филиала её отца. Туда она и отправилась в 1967 году, где я родился и прожил первые пять лет своей жизни. Ну, а Советский Союз… Дочь капиталиста. Не имеющая советского гражданства… В тот момент времени для сложных вариантов не было, и отец выбрал Италию.

Поразительно, но как они, я имею в виду ваших родителей,
вообще познакомились?

Да, сын советского чиновника армянина из Греции и француженка из мелкобуржуазной семьи  (задумывается)… Наука – вот правильный ответ.

Наука?

Именно. Археология. Литература. Миф о Тесее и минотавре. Кносский лабиринт. Минойская цивилизация...Марина де Пуоло училась на археолога и проводила лето 1965 года на острове Крит, занимаясь раскопками, а мой отец сопровождал делегацию союза писателей СССР в недельной поездке по Греции, по программе культурного обмена, «в поисках древней Эллады», кажется, так она называлась. Мама вспоминала, что ей хватило одного взгляда на молодого грека (то, что он не совсем грек она узнала несколько позже), говорящего на каком-то незнакомом языке, чтобы понять, что главную находку в своей жизни она уже сделала.

Та самая "любовь с первого взгляда"?

Безо всяких сомнений! (улыбается)

А как сложилась ваша собственная судьба? После детства в
Италии вы вернулись в Грецию?

Намного, намного позже. Сначала была Франция. Прованс. Имение моего французского деда. Учёба в Сорбонне. Аспирантура в Швейцарии. Теоретическая лингвистика. И диссертация по методологии анализа культурно-лингвистической сингулярности на примере Греции. Это был уже самый конец восьмидесятых…

Как вас встретила Греция?

Не как сына революционера – это точно! (смеётся) В моём французском паспорте стояла (и стоит до сих пор) фамилия матери – де Пуоло. Так что для греков я был скорее французским учёным, чем сыном бунтаря-армянина. Я провёл там два года и решил пройти путь своей семьи в обратном направлении. Вернуться к истокам, так сказать. И отправился в Армению.

Но кем вы себя считаете в большей степени: французом, армянином или, может быть, греком?

Знаете, этот вопрос прояснился достаточно просто. Когда в 1990 году, я приехал в Ереван, и через два дня добрался до маленького селения в горах – родовому селу Хабетюнянов, я нашёл там могилу своего деда – отца моего отца. И вот там я и почувствовал нечто, чего мне всегда не хватало – ощущение Родины. Простое спокойное осознание того, что вот он мой дом. Я – армянин. Получая гражданство, тогда ещё Советского Союза, я уже не испытывал никаких сомнений в том, какое имя указать в анкете -  Геворг Хораманович Хабетюнян.

Интереснейшая судьба! Просто поразительная история!

Благодарю. От имени своей судьбы, конечно (смеётся).

Заранее прошу прощения за возможную бестактность, но сегодня мы с вами ведём беседу, находясь в России. И ваш дом. Он… Это же настоящая русская изба. Это ещё один поворот судьбы?

Я смотрю на это несколько с другой стороны. Армения – это то, что будет со мной всегда, это, как родители, которых никто не волен выбирать, а вот Россия, точнее русская культура, а если ещё точнее – русский язык – это мой осознанный выбор, моя истинная любовь. Мой дед говорил по-русски, так же как и мой отец. Моя мать, вспоминая отца, всегда произносила несколько фраз на русском. До их пор я думаю, что это она и передала мне некое особое трепетное чувство к русскому языку, ведь он был для неё неотделим от её любимого человека. И, знаете, я буквально с детства был очарован его звучанием. Ну, а дальше – уже как лингвист, я постоянно углублял свои знания о нём. Русские книги всегда занимали большую часть моей библиотеки. Если это можно считать мерилом – думаю я именно на русском (улыбается).

И занимаетесь переводами…

Конечно! Как же можно, любить кого-то, ничего ему не давая взамен? Я могу переводить текст между любыми знакомыми мне языками – их порядка двух десятков, но своим настоящим призванием я считаю переводы на русский того, что иначе, не было бы доступно русскому человеку. Смею надеяться, что так я вношу свой скромный вклад в необъятную сокровищницу русской культуры. И, если я точно знаю, на каком из склонов Армении я хотел бы быть похоронен, то не менее точно я знаю, на каком языке я хочу, чтобы было сделана надпись на моём надгробии.

Надеюсь до этого момента ещё очень далеко, и мы успеем опубликовать ещё немало переведённых вами текстов.

Обязательно! Конечно, это в первую очередь – работа, но для меня лично, поверьте, это ещё и огромное удовольствие!

Благодарю вас за интересную беседу! И, если позволите, последний вопрос?

Конечно.

Как вы смотрите на то, чтобы опубликовать ваше фото на нашем сайте?

Я смотрю на это с хитрым прищуром! (улыбается и действительно щурится) А давайте, не будем открывать все секреты сразу? Отложим этот вопрос на следующий раз. Как говорят в Армении: кто ест кусочек за кусочком – насытится, кто хватает помногу – подавится! (смеётся)


КОММЕНТАРИИ

Введите код с картинки: